Законодательство
Кузбасс

Кемеровская область

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления






Кемерово2_100813_51498.txt
Кемеровская

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

СПРАВКА
от 25 июля 2013 г. № 01-07/26-467

СПРАВКА
О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДЕБНЫХ
ПОСТАНОВЛЕНИЙ МИРОВЫХ СУДЕЙ СУДЕБНЫХ УЧАСТКОВ КЕМЕРОВСКОЙ
ОБЛАСТИ И АПЕЛЛЯЦИОННЫХ ОПРЕДЕЛЕНИЙ РАЙОННЫХ (ГОРОДСКИХ)
СУДОВ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРВОМ ПОЛУГОДИИ 2013 ГОДА

Раздел 1. НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ
МАТЕРИАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

1. Изменение условий кредитного договора и изменение графика платежей по договору не являются самостоятельными банковскими услугами или же банковскими операциями, в смысле части 1 статьи 29 Федерального закона от 02 февраля 1990 г. № 395-1 "О банках и банковской деятельности", следовательно, взимание комиссионных платежей за эти действия, исходя из положений ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей", ущемляет права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации, и является недействительным.

Статья 421 Гражданского кодекса РФ устанавливает принцип свободы договора, согласно которому граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Гражданским кодексом РФ, законом или добровольно принятым обязательством.
Однако необходимо помнить, что статья 422 Гражданского кодекса РФ устанавливает определенные ограничения в применении данного принципа. Так, согласно указанной статье договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, т.е. стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону.
В соответствии со ст. 168 Гражданского кодекса РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
В силу пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", как и ранее действовавшее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" предусматривает, что отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой - организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом РФ, Законом РФ "О защите прав потребителей", другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 года № 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ", п. 1 ст. 1 Закона РФ "О защите прав потребителей" отношения, связанные с потребительским кредитованием физических лиц, регулируются Гражданским кодексом РФ, Законом РФ "О защите прав потребителей" и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Выдача кредита - это действие, направленное на исполнение обязанности банка в рамках кредитного договора. Согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ, банк по кредитному договору обязуется предоставить заемщику денежные средства (кредит) в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик в свою очередь обязуется возвратить полученную сумму и уплатить проценты на нее.
Согласно части 1 статьи 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 года № 395-1 "О банках и банковской деятельности" процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Перечень банковских операций установлен статьей 5 названного Закона, к их числу отнесены:
1) привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок);
2) размещение указанных выше привлеченных средств от своего имени и за свой счет;
3) открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;
4) осуществление переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам;
5) инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;
6) купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах;
7) привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов;
8) выдача банковских гарантий;
9) осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).
Согласно положениям п. 2 ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" размещение денежных средств в виде кредитов осуществляется банком от своего имени и за свой счет.
Законом предусматривается обязанность заемщика уплатить проценты за пользование заемными денежными средствами.
Таким образом, Закон предусматривает возможность уплаты комиссионного вознаграждения за предоставление кредитной организацией отдельной банковской услуги, совершение банковской операции, перечень которых содержится непосредственно в законе.
Вместе с тем, из толкования положений п. 1 статьи 160, п. 1 статьи 450, п. 1 ст. 452, ст. 820 Гражданского кодекса РФ следует, что изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом РФ, другими законами или договором, а соглашение об изменении условий кредитного договора должно быть заключено в той же форме, что и кредитный договор, то есть в письменной, путем составления документа, выражающего его содержание, подписанного лицом или лицами, совершающими сделку или должным образом уполномоченными ими лицами.
Исходя из названных норм Гражданского кодекса РФ, изменение договора является правом обеих сторон договорных отношений. Гражданское законодательство не предусматривает каких-либо санкций за изменение условий договора, в том числе за пролонгацию договора и изменение графика платежей. Такой вид комиссий нормами Гражданского кодекса РФ, Федеральным законом "О банках и банковской деятельности", другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не предусмотрен.
Анализ вышеизложенных норм материального права, говорит о том, что изменение условий договора и изменение графика платежей не является самостоятельной банковской услугой или же банковской операцией, в том смысле, который следует из ч. 1 ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности".
Таким образом, условия кредитного договора или дополнительных соглашений к нему о взимании комиссии за пролонгацию договора, изменение графика платежей, исходя из положений ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" ущемляют права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации, в связи с чем являются недействительными.

Данные положения закона не были учтены Центральным районным судом города Новокузнецка при вынесении апелляционного определения, которым было отменено решение мирового судьи судебного участка № 5 Центрального района г. Новокузнецка по делу по иску Г. к ЗАО Акционерный коммерческий банк "Бизнес-Сервис-Траст" (далее - Банк) о защите прав потребителей.
Требования истца основывались на том, что 27 июня 2006 года между ним и Банком был заключен кредитный договор, по условиям которого Банк предоставил Г. кредит сроком на три месяца, с пролонгацией каждый раз на тот же срок при условии, что ни одна из сторон предварительно не заявит о прекращении действия кредитного договора. Договором был установлен максимальный общий срок кредита - три года, то есть до 27 июня 2009 года включительно. Условиями кредитного договора, заключенного между сторонами, не была предусмотрена уплата каких-либо комиссий, в том числе как за открытие и ведение ссудного счета, так и за пролонгацию кредитного договора и изменение графика платежей. В период действия указанного кредитного договора истцом были трижды: в июле, октябре и ноябре 2009 года, уплачены комиссии по приходно-кассовым ордерам, в каждом из которых назначение платежа указано как комиссия за открытие и ведение ссудного счета. Истец считал, что условие о взимании комиссии, в том числе ежемесячной, за ведение ссудного счета применительно к пункту 1 статьи 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" ущемляет его права как потребителя. В результате чего у него возникли убытки, которые он просил взыскать с Банка.
Решением мирового судьи судебного участка № 5 Центрального района г. Новокузнецка указанные требования были удовлетворены. Апелляционным определением Центрального районного суда г. Новокузнецка решение отменено и принято новое решение, которым в удовлетворении требований Г. отказано в полном объеме.
Принимая указанное решение, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что истцом была уплачена комиссия не за открытие и ведение ссудного счета, а комиссия за пролонгацию кредитного договора и изменение графика платежей, на что сам истец был согласен, подписав дополнительные соглашения к кредитному договору. С учетом обстоятельств дела суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца и взыскания в его пользу уплаченных комиссий. Вместе с тем суд апелляционной инстанции не установил, соответствует ли взыскание указанных комиссий требованиям закона, в то время как истец оспаривал законность уплаченных им комиссий.
Как следовало из материалов дела, 29 июня 2009 года, 27 октября 2009 года, 30 ноября 2010 года между сторонами заключались дополнительные соглашения к кредитному договору, которыми продлевался срок его действия и устанавливались новые графики гашения основного долга и процентов по кредиту с уплатой единовременных комиссий. Суд апелляционной инстанции не учел, что в данном случае стороны воспользовались своим правом, предоставленным им гражданским законодательством, на изменение условий договора в части сроков возврата кредита и графика платежей и что действующее законодательство не устанавливает санкций за изменение условий договора по соглашению сторон. Кроме того, суд не учел, что такой вид комиссий, как комиссия за пролонгацию договора и изменение графика платежей нормами ГК РФ, Федеральным законом "О банках и банковской деятельности", другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не предусмотрен.
Учитывая изложенное, президиум Кемеровского областного суда пришел к выводу, что Центральный районный суд г. Новокузнецка допустил существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов истца. В связи с чем апелляционное решение было отменено, а решение мирового судьи судебного участка № 5 Центрального района г. Новокузнецка оставлено без изменения (Постановление президиума Кемеровского областного суда от 18 февраля 2013 года по делу № 44г-6).

2. Если требования гражданина-потребителя о защите нарушенных прав удовлетворены судом после 28 июня 2012 года, то штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя, предусмотренный ст. 13 Закона Российской "О защите прав потребителей", подлежит взысканию с ответчика в пользу потребителя, а не в доход местного бюджета.

Согласно пункту 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
В соответствии с пунктом 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 17 от 28 июня 2012 года "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Невыполнение указанных требований закона повлекло за собой изменение решения мирового судьи судебного участка № 3 Орджоникидзевского района г. Новокузнецка и апелляционного определения Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка по делу по иску М. к ООО "ЖКХ Притомский" о защите прав потребителей.
Истица обратилась в суд в связи с тем, что в июне 2011 года в квартире соседей сверху произошел порыв трубы, была затоплена ее квартира, в результате чего управляющей компанией - ООО "ЖКХ Притомский" ей причинен материальный ущерб. Решением мирового судьи судебного участка № 3 Орджоникидзевского района г. Новокузнецка от 07 августа 2012 года исковые требования М. в части взыскания имущественного вреда удовлетворены полностью, в части взыскания морального вреда и судебных расходов - частично. Кроме того, указанным решением с ответчика в доход местного бюджета был взыскан штраф за нарушение законодательства о защите прав потребителей.
Определением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. На указанные судебные постановления М. была подана кассационная жалоба с просьбой об их изменении в части взыскания штрафа.
Как следовало из материалов дела и было установлено судебными инстанциями, ответчиком были нарушены права потребителя М., которые в добровольном порядке удовлетворены не были. Решение по делу было постановлено после 28 июня 2012 года. В этой связи мировой судья и суд апелляционной инстанции должны были применить указанные выше нормы права и взыскать штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", в пользу истца, как потребителя, а не в доход местного бюджета (Постановление президиума Кемеровского областного суда от 18 марта 2013 года по делу № 44г-10).

3. При принятии решения по искам о признании недействительными условий кредитного договора об обязательном подключении к программе страхования жизни и здоровья суды должны устанавливать наличие у заемщика возможности заключить кредитный договор без данного условия. В случае, если такая возможность отсутствовала, указанное условие должно признаваться судами недействительным, поскольку ущемляет права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации. Необходимо помнить, что страхование заемщиком риска своей ответственности в качестве дополнительного способа обеспечения исполнения кредитного обязательства должно быть исключительно добровольным.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года № 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности", гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны.
Как указано в п. 4.1 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2013 года включение в кредитный договор условия об обязанности заемщика застраховать свою жизнь и здоровье, фактически являющееся условием получения кредита, свидетельствует о злоупотреблении свободой договора.
Согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее.
В соответствии с ч. 1 ст. 927 ГК РФ, страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином и юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).
Согласно ч. 1 ст. 934 ГК РФ, по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию, уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного, предусмотренного договором события (страхового случая).
В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 943 ГК РФ договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица. При отсутствии такого согласия договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица.
Исходя из указанных положений, кредитная организация не имеет права требовать от заемщика в обязательном порядке выразить согласие быть застрахованным по заключенному ею договору коллективного страхования заемщиков, а заемщик должен иметь возможность отказаться быть застрахованным по такому договору.
Согласно п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).
Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг) возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме. Продавец (исполнитель) не вправе без согласия потребителя выполнять дополнительные расходы, услуги за плату. Потребитель вправе отказаться от таких работ (услуг), а если они оплачены, потребитель вправе потребовать от продавца (исполнителя) возврата уплаченной суммы.
Таким образом, предоставление кредита при условии обязательного оказания услуги страхования ущемляет права потребителя (заемщика) и не соответствует требованиям Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Несмотря на разъяснения по этому вопросу, содержащиеся в Справке Кемеровского областного суда № 01-07/26-154 от 06 марта 2013 года о причинах отмены в кассационном порядке судебных постановлений мировых судей судебных участков Кемеровской области и апелляционных определений районных (городских) судов Кемеровской области в 2012 году, суды Кемеровской области по прежнему не учитывают указанные нормы права. Например, апелляционным определением Центрального районного суда г. Новокузнецка было отменено решение мирового судьи судебного участка № 8 Центрального района г. Новокузнецка, которым были удовлетворены требования К. о признании условий кредитного договора в части комиссии за подключение к программе страхования, недействительными и взыскании с городского отделения № 2363 г. Новокузнецка ОАО "Сбербанк России", в пользу К. расходов по оплате комиссии за подключение к программе страхования.
Так, К. обратился в суд с иском к ОАО "Сбербанк России" (далее - Банк) о защите прав потребителей. Требования мотивировал тем, что между ним и Банком был заключен кредитный договор, которым на Заемщика возложена обязанность по оплате комиссии за подключение к программе страхования жизни и здоровья Заемщика (включающей компенсацию Банку расходов на оплату страховых премий Страховщику). При этом проценты были начислены на сумму кредита с учетом комиссии за подключение к программе страхования, что превышало полученную сумму кредита.
Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции указал, что оплата К. за подключение к программе страхования не нарушает его прав, как потребителя, и произведена по его заявлению, исходя из условий свободы заключения договора. Между тем, указанный вывод основан на неправильном применении и толковании норм материального закона.
Как усматривалось из материалов дела, при заключении кредитного договора истцу был выдан стандартный бланк заявления на страхование, согласно которому истец, как заемщик по кредиту Банка, обязуется оплатить Банку комиссию за подключение к программе страхования жизни и здоровья истца и компенсации расходов Банка на оплату страховых премий страховщику, а выгодоприобретателем по договору страхования при наступлении страхового случая был назначен Банк. Таким образом, согласие заемщика быть застрахованным у страховщика по программе коллективного страхования на условиях кредитного договора, было обусловлено назначением банка выгодоприобретателем по договору страхования.
При таких обстоятельствах подключение к программе страхования и оплата комиссии за подключение к программе страхования были связаны с заключением кредитного договора, а не потребностью заявителя в страховании от несчастных случаев и болезни. Такое страхование находится за пределами интересов К. В документы, подписываемые заемщиком при получении кредита, также не включено письменное указание на возможность не давать согласия быть застрахованным по договору коллективного страхования заемщиков. Из условий договора, условий страхования, заявления было видно, что возможность отказа от страхования письменно истцу не разъяснялась. Следовательно, включение в кредитный договор требования по оплате комиссии за подключение к программе страхования не было основано на законе.
Кроме того, обуславливая получение кредита необходимостью обязательного заключения договора страхования, Банк существенно ограничил гражданские права заемщика на законодательно установленную свободу договора, в том числе, на выбор страховой компании, установление срока действия договора и размера страховой суммы, возложил на заемщика бремя несения дополнительных расходов по страхованию.
При таких обстоятельствах, выводы мирового судьи о недействительности условий договора, в части уплаты истцом комиссии за подключение к программе страхования, судом кассационной инстанции были признаны правильными, решение оставлено в силе, в то время как апелляционное определение Центрального районного суда г. Новокузнецка было отменено (Постановление президиума Кемеровского областного суда от 18 марта 2013 года по делу № 44г-11).
По аналогичным обстоятельствам было отменено апелляционное определение Рудничного районного суда г. Прокопьевска по делу по иску Х. к ООО Инвестиционный коммерческий банк "Совкомбанк" о защите прав потребителей. Необходимо отметить, что вывод мирового судьи мирового судьи судебного участка № 1 Рудничного района г. Прокопьевска, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 6, по данному спору был признан правильным, поэтому его заочное решение оставлено судом кассационной инстанции без изменения (Постановление президиума Кемеровского областного суда от 18 марта 2013 года по делу № 44г-13).

4. Вред, причиненный вследствие ненадлежащего исполнения обязательств по содержанию общего имущества многоквартирного дома, подлежит возмещению в полном объеме лицом, осуществляющим управление многоквартирным домом. При этом отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого было нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Согласно п. 5 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года № 491 (далее - Правила), в состав общего имущества включаются внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения и газоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, расположенного на ответвлениях от стояков, указанных отключающих устройств коллективных (общедомовых) приборов учета холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях.
Подпунктом "а" п. 11 Правил предусмотрено, что содержание общего имущества в зависимости от состава, конструктивных особенностей, степени физического износа и технического состояния общего имущества, а также в зависимости от геодезических и природно-климатических условий расположения многоквартирного дома включает в себя осмотр общего имущества, осуществляемый собственниками помещений и указанными в п. 13 настоящих Правил ответственными лицами, привлекаемыми собственниками помещений на основании договора для проведения строительно-технической экспертизы, или ответственными лицами, являющимися должностными лицами органов управления товарищества собственников жилья, жилищного, жилищно-строительного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива (далее - ответственные лица) или управляющей организацией, а при непосредственном управлении многоквартирным домом - лицами, оказывающими услуги и (или) выполняющими работы.
С учетом выбранного способа управления многоквартирным домом собственниками квартир товарищества (подпункт 2 пункта 2 статьи 161 Жилищного кодекса РФ) надлежащее содержание общего имущества в силу статьи 39 Жилищного кодекса РФ, пункта 16 Правил содержания обеспечивается последним и на основании подпункта "а" пункта 11, пункта 13 Правил содержания включает проведение осмотров указанного имущества.
В соответствии с Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными Постановлением Госстроя России от 27 сентября 2003 года № 170, в обязанности управляющей организации входят техническое обслуживание жилищного фонда, работы по контролю за его состоянием, поддержанию в исправности, работоспособности, наладке и регулированию инженерных систем и т.д. Плановые осмотры должны проводиться два раза в год весной и осенью (до начала отопительного сезона). Целью осмотров является устранение возможных причин возникновения дефектов и выработка мер по их устранению.
За нарушение своих обязательств управляющие организации и лица, оказывающие услуги и выполняющие работы при непосредственном управлении многоквартирным домом, отвечают перед собственниками помещений и несут ответственность за ненадлежащее содержание общего имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором (п. 42 Правил).
В соответствии с п. 2 ст. 1064 ГК РФ, а также в соответствии с п. 4 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", лицо, причинившее вред (исполнитель, уполномоченная организация), должно доказать отсутствие его вины в причинении ущерба.
Аналогичные требования установлены и п. 2 ст. 401 ГК РФ, в соответствии с которыми отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Таким образом, обязанность представить доказательства наличия оснований, освобождающих от ответственности, лежит на должнике (ответчике).

Данные нормы права не были учтены Центральным районным судом г. Новокузнецка при вынесении апелляционного определения по делу по иску П. к товариществу собственников жилья "Триумф" о возмещении ущерба, причиненного затоплением.


Обращаясь в суд, истица мотивировала свои требования тем, что произошло затопление ее квартиры № 9 горячей водой из квартиры № 13. Причина затопления - течь стояка отопления, свищ, что подтверждалось актом об устранении аварии на внутридомовом инженерном оборудовании. Система отопления многоквартирного дома, в том числе неисправный стояк отопления, обслуживает более одного помещения дома и входит в состав общего имущества многоквартирного дома, содержание, обслуживание, текущий и капитальный ремонт которого должно обеспечивать ТСЖ "Триумф".
Решением мирового судьи судебного участка № 5 Центрального района г. Новокузнецка требования истицы были удовлетворены, с ТСЖ "Триумф" в пользу П. был взыскан ущерб от причиненного вреда имуществу.
Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что по факту затопления квартиры истицы не был составлен акт и не установлена причина затопления, а также имеются противоречия в дате затопления квартиры.
Президиум Кемеровского областного суда не согласился с указанными выводами. Так, из материалов дела следовало, что 10 октября 2011 г. произошло затопление квартиры истицы. Согласно справке, выданной ООО "ЭКО-Система", затопление произошло из-за течи стояка отопления, свищ в квартире № 13. П. причинен ущерб в виде повреждения потолка в спальной комнате, обоев, трещин в комнате и следов протечек на стене с окном в лоджии. Стоимость восстановительного ремонта квартиры была определена специалистом Центра недвижимости "Эксперт". Размер материального ущерба, причиненного истице, допустимыми доказательствами стороной ответчика не опровергнут.
Не признавая заявленные требования, ответчик ссылался на то, что акт от 10 октября 2011 года был составлен на предмет устранения аварии на внутридомовом оборудовании в квартире 13, истица же проживает в квартире № 9, осмотр которой не проводился. Эксперту не был поставлен вопрос о причине повреждений в квартире истца. Поэтому факт затопления квартиры считает не подтвержденным.
В то же время доказательств, подтверждающих, что имело место затопление квартиры истицы в другие даты, стороной ответчика представлено не было. Письмом председателя Правления ТСЖ "Триумф" подтверждалось, что визуальный осмотр помещения квартиры, после ее залива вследствие прорыва трубы отопления в квартире 13, представителями ТСЖ" проводился. Никаких достоверных данных, которые бы свидетельствовали о том, что управляющая организация была лишена возможности осуществлять контроль за надлежащим состоянием стояка в вышерасположенной квартире и относящегося к общему имуществу многоквартирного дома, в результате каких-либо неправомерных действий со стороны собственников, суду представлено не было, отсутствовали доказательства о наличии указаний со стороны управляющей компании на необходимость замены стояка.
Более того, стояки горячего водоснабжения находятся под постоянным водяным давлением, в связи с чем, замена стояков, без их отключения и привлечения управляющей организации изначально невозможна. Доказательств тому, что принимались профилактические меры для недопущения причинения вреда общедомовому имуществу ответчиком в суд не представлено.
Обстоятельства того, что на ответчика были возложены указанные выше обязанности, никем не оспаривались. Следовательно, вывод мирового судьи о том, что ответственность за возмещение материального ущерба лежит на ответчике вследствие ненадлежащего исполнения им своих обязанностей по содержанию общего имущества дома и отсутствия контроля за состоянием центральной системы отопления дома, что привело к заливу квартиры, принадлежащей истице, является правильным.
Так же правильно была установлена мировым судьей причинно-следственная связь между ущербом, возникшим у истицы в результате повреждения имущества и заливом ее квартиры, произошедшим при порыве стояка отопления в вышерасположенной квартире. Факт затопления именно 10 октября 2011 г. был подтвержден актом аварийной службы. Указание даты "11 ноября 2011 г." в письменном согласии ответчика на частичную оплату не свидетельствовало о невозможности использования данного письма в качестве доказательства, поскольку сведения о каких-либо иных затоплениях квартиры истицы в иные даты, в материалах дела отсутствуют.
Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела допущено существенное нарушение норм материального права, и незаконно вынесенное апелляционное определение Центрального районного суда г. Новокузнецка подлежит отмене. При этом решение мирового судьи судебного участка № 5 Центрального района г. Новокузнецка оставлено в силе (Постановление президиума Кемеровского областного суда от 18 марта 2013 года по делу № 44г-12).

5. В отношении технически сложного товара потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и требовать от продавца возврата уплаченной за товар суммы не только в случае наличия в товаре существенного недостатка, но и в случае нарушения установленных Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 "О защите прав потребителей" сроков устранения недостатков товара. При этом бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения продавца от ответственности, лежит на последнем.

В соответствии с п. 6 ст. 5 Закона РФ "О защите прав потребителей", изготовитель (исполнитель) вправе устанавливать на товар (работу) гарантийный срок - период, в течение которого в случае обнаружения в товаре (работе) недостатка изготовитель (исполнитель), продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер обязаны удовлетворить требования потребителя, установленные статьями 18 и 29 Закона.
Согласно ст. 18 названного Закона, потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, по своему выбору вправе:
потребовать замены на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула);
потребовать замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены;
потребовать соразмерного уменьшения покупной цены;
потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом;
отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. По требованию продавца и за его счет потребитель должен возвратить товар с недостатками.
При этом потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества. Убытки возмещаются в сроки, установленные настоящим Законом для удовлетворения соответствующих требований потребителя.
В отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев:
обнаружение существенного недостатка товара;
нарушение установленных настоящим Законом сроков устранения недостатков товара;
невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.
Перечень технически сложных товаров утверждается Правительством Российской Федерации.
В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 10 ноября 2011 года № 924 "Об утверждении перечня технически сложных товаров" ноутбук относится к технически сложным товарам.
Согласно п. 6 ст. 18 Закона продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, на который не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента.
В отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.
На основании ст. 19 Закона, потребитель вправе предъявить, предусмотренные ст. 18 настоящего Закона требования к продавцу (изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) в отношении недостатков товара, если они обнаружены в течение гарантийного срока или срока годности.
Гарантийный срок товара, а также срок его службы исчисляется со дня передачи товара потребителю, если иное не предусмотрено договором.
В соответствии с п. 1 ст. 20 Закона, если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.
Согласно п. 2 ст. 20 Закона в отношении товаров длительного пользования изготовитель, продавец либо уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель обязаны при предъявлении потребителем указанного требования в трехдневный срок безвозмездно предоставить потребителю на период ремонта товар длительного пользования, обладающий этими же основными потребительскими свойствами, обеспечив доставку за свой счет.
Таким образом, из анализа вышеназванных положений закона следует, что в отношении технически сложного товара потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и требовать от продавца возврата уплаченной за товар суммы, не только в случае наличия в товаре существенного недостатка, но и в случае нарушения установленных настоящим Законом сроков устранения недостатков товара.
Бремя доказывания распределяется в данном случае следующим образом. В соответствии с пунктом 4 статьи 13 Федерального закона "О защите прав потребителей" продавец освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.
По правилам ч. 6 ст. 18 указанного Закона в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.
В пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 ГК РФ).
Исключение составляют случаи продажи товара (выполнения работы, оказания услуги) ненадлежащего качества, когда распределение бремени доказывания зависит от того, был ли установлен на товар (работу, услугу) гарантийный срок, а также от времени обнаружения недостатков (пункт 6 статьи 18, пункты 5 и 6 статьи 19, пункты 4, 5 и 6 статьи 29 Закона).
Таким образом, исходя из особенностей установленных Законом РФ "О защите прав потребителей" бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения продавца от ответственности лежит на последнем.

Нарушение указанных норм права повлекло за собой отмену апелляционного определения Центрального районного суда г. Новокузнецка по делу по иску К. к ООО "М.Видео Менеджмент" о защите прав потребителя.
Как усматривалось из материалов дела и было установлено судом первой инстанции, 30 июля 2011 года К. заключила с ООО "М.Видео Менеджмент" договор купли-продажи ноутбука. В связи с обнаружением в ходе эксплуатации недостатков в ноутбуке К. 25 октября 2011 года обратилась в авторизированный сервисный центр ООО "АС", где ноутбук у нее был принят, о чем был выдан акт приемки. В связи с тем, что ноутбук был сдан в сервисный центр, истец в этот же день обратилась к ответчику с заявлением о выдаче ей подменного аппарата, в чем К. было отказано. 12 декабря 2011 года К. обратилась к ответчику с письменным требованием о замене ноутбука на новый такой же марки в семидневный срок, в связи с тем, что по истечении 45 дней, предусмотренных Законом, ремонт ноутбука сервисным центром произведен не был. Ответа на претензию от ответчика не последовало. Мировой судья пришел к выводу об удовлетворении заявленных истцом требований.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что стороной истца не было представлено доказательств, подтверждающих факт наличия в товаре производственного брака (акт проверки качества товара, заключение эксперта), в связи с чем, пришел к выводу об отсутствии нарушений ответчиком прав потребителя, и, как следствие, об отказе в удовлетворении исковых требований К.
Президиум суда кассационной инстанции не согласился с указанным выводом районного суда, поскольку он основан на неправильном применении норм материального закона.
Разрешая спор по существу, мировой судья, установив, что на момент разрешения спора 29 марта 2012 года недостаток в товаре не устранен, пришел к верному выводу о том, что ответчиком было нарушено право истца на незамедлительное и своевременное устранение недостатков в разумный срок, что, соответственно, дает истцу право требовать расторжения договора и возврата уплаченной за товар денежной суммы.
При решении данного вопроса, мировой судья правильно руководствовался, требованиями ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей", регламентирующими, что потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, по своему выбору вправе потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом, а также положениями ст. 20 названного Закона, указывающими, что если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа.
Суд апелляционной инстанции отменяя решение и возлагая на истицу бремя доказывания причин выявленного недостатка в приобретенном товаре, не учел вышеназванных требований материального закона.
Ответчиком же в ходе судебного разбирательства не было представлено каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что недостаток ноутбука возник после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил его использования. Бремя доказывания отсутствия своей вины лежало именно на нем (ответчике), поскольку недостатки были обнаружены в период гарантийного срока.
Учитывая изложенное, президиум суда кассационной инстанции, пришел к выводу об отсутствии оснований для освобождения ответчика от ответственности в связи с имеющимися недостатками товара, выявленными в период гарантийного срока, в связи с чем отменил апелляционное определение Центрального районного суда г. Новокузнецка по данному делу (Постановление президиума Кемеровского областного суда от 29 апреля 2013 года по делу № 44г-25).

Раздел 2. НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ
ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

1. При решении вопроса о том, какому суду: мировому судье или районному суду, подсудно гражданское дело необходимо правильно определять характер правоотношений, возникших между сторонами спора.

В соответствии со ст. 24 Гражданского процессуального кодекса РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных статьями 23, 25, 26 и 27 Кодекса, рассматриваются районными судами в качестве суда первой инстанции.
Статья 23 ГПК РФ устанавливает категории дел, подсудных мировому судье. Так, мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции:
1) дела о выдаче судебного приказа;
2) дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях;
3) дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;
4) иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка, других дел по спорам о детях и дел о признании брака недействительным;
5) дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;
7) дела об определении порядка пользования имуществом.
Кроме того, федеральными законами к подсудности мировых судей могут быть отнесены и другие дела.

Неверный вывод о характере правоотношений между сторонами спора привел к нарушению правил подсудности и, следовательно, к отмене апелляционного определения Ленинского районного суда города Кемерово по делу по иску Министерства финансов Российской Федерации к П. о возмещении ущерба в порядке регресса.
Требования были мотивированы тем, что двумя решениями Ленинского районного суда г. Кемерово действия начальника отдела Управления Федеральной миграционной службы по Ленинскому району г. Кемерово П. были признаны незаконными, нарушающими права К. и с Министерства финансов Российской Федерации, за счет казны Российской Федерации, в пользу К, взысканы ущерб, моральный вред, судебные расходы на общую сумму 11 000 рублей. Министерством финансов Российской Федерации решения суда исполнены надлежащим образом, вследствие чего истцу ответчиком П. причинен вред.
Решением мирового судьи судебного участка № 4 Ленинского района г. Кемерово с П. в пользу Министерства финансов Российской Федерации взыскана истребуемая сумма. Апелляционным определением Ленинского районного суда г. Кемерово указанное решение мирового судьи отменено, дело передано в Ленинский районный суд г. Кемерово для рассмотрения по существу.
Принимая определение, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что спор между Министерством финансов России и П. вытекает из трудовых правоотношений, и, следовательно, мировым судьей нарушены нормы процессуального права, устанавливающие правила подсудности.
Однако данный вывод суда постановлен с существенным нарушением норм гражданского процессуального законодательства.
Как усматривалось из содержания искового заявления, между Министерством финансов Российской Федерации и П. имел место имущественный спор, вытекающий из гражданских правоотношений, поскольку был заявлен иск о возмещении ущерба в порядке регресса и взыскании денежной суммы.
Подсудность дел по имущественным спорам определяется вышеназванными правилами статей 23 и 24 ГПК РФ. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей, рассматривает в качестве суда первой инстанции мировой судья.
Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о нарушении мировым судьей правил подсудности и передаче дела на рассмотрение в районный суд был основан на неверном толковании норм процессуального права. (Постановление президиума Кемеровского областного суда от 14 января 2013 года № 44г-95).

2. В случае если суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела придет к выводу о необходимости проверки решения суда первой инстанции в полном объеме в интересах законности, апелляционное определение должно содержать мотивы данного вывода.

В соответствии с частью 1 статьи 327-1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Согласно части 2 статьи 327-1 ГПК РФ в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части. Суд апелляционной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме. Однако, если суд пришел к подобному выводу, апелляционное определение в соответствии с пунктом 6 части 2 статьи 329 ГПК РФ должно содержать мотивы данного вывода.

Нарушение указанных норм процессуального права послужило одним из оснований к отмене апелляционного определения Березовского городского суда по делу по иску Индивидуального предпринимателя Х. к А. о взыскании долга по договору купли-продажи.
Так, между ИП Х. и А. в письменной форме был заключен договор розничной купли-продажи, согласно которому истец передал, а ответчик приобрел товар для личного пользования. Условия договора предусматривали отсрочку платежа. За нарушение срока оплаты покупатель обязался оплатить неустойку. При заключении договора ответчик частично оплатил стоимость приобретенного товара, однако оставшаяся денежная сумма за товар на момент предъявления иска не оплачена.
Решением мирового судьи судебного участка № 2 г. Березовского заявленные основные требования удовлетворены полностью, дополнительные - частично.
Апелляционным определением Березовского городского суда указанное решение отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении требований.
Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции по своей инициативе посчитал, что договор является не заключенным, не порождает для сторон каких-либо правовых последствий.
В то время как следовало из материалов дела, ни в суде первой инстанции, ни в апелляционной жалобе ответчик А. не оспаривала факт заключения договора купли-продажи и условия данного договора. Требований о признании договора не заключенным не заявляла, а лишь утверждала, что остаток суммы по договору ею внесен своевременно и, следовательно, исковые требования не подлежат удовлетворению.
В нарушение указанных требований процессуального закона, апелляционное определение не содержало мотивов, по которым апелляционная инстанция пришла к выводу о необходимости проверить законность решения суда в полном объеме. Кроме того, апелляционное определение было постановлено с нарушением норм материального права.
При таких обстоятельствах президиум Кемеровского областного суда пришел к выводу, что апелляционное определение Березовского городского суда нельзя признать законным и оно подлежит отмене. Поскольку решение мирового судьи судебного участка № 2 г. Березовского постановлено в соответствии с требованиями закона, оно подлежит оставлению в силе (Постановление президиума Кемеровского областного суда от 24 июня 2013 года по делу № 44г-35).

Судебная коллегия
по гражданским делам
Кемеровского областного суда





Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru